Родион мучился бедностью. Жизнь впроголодь унизительна для человека чувствительного, утонченно ощущающего несправедливость мира вокруг, мнящего себя достойным большего. По этой причине, однажды заняв деньги у тщедушной подслеповатой старушки соседки по подъезду, понёс он их часть к гадалке. Родион хотел понять суждено ли ему вернуть долг старушке, получить совета от звездного неба и тем самым благословения на предстоящее действо, уготовленное им для благообразной старушки. В голове его уже сочинялась фантазия о губительных процентах, которые, якобы, старушка приготовилась брать с него, о бесполезном ее богатстве в глубинах комода, о несправедливости неба и о себе, как инструменте восстановления справедливости. От всех этих грешных мыслей очки на его переносице вспотели, он снял и бережно протер их перед тем, как позвонить в дверь гадалки. Гадалка оказалась толстой губастой малоприятной бабой неясного возраста, развалившейся в кресле и пригвоздившей Родиона взглядом к стене у входа в комнату. Под прицелом ее взгляда Родион подкрался к стулу напротив ее стола с лампой. 

- С чем пожаловал, соколик - вкрадчиво неожиданно ласковым голосом спросила гадалка.

- У меня дело - пробормотал Родион, все больше смущаясь. - Вот Вам деньги, как мне сказали.

- С деньгами подождем, выкладывай, чем сердце растревожено - гадалка не переставала  рассматривать Родиона внимательным взглядом, как будто читая его душу, как раскрытую книгу.

- Дело в том, что я беден. Имею долги-с. Хочу узнать, смогу ли отдать - тут он запнулся - буду ли отдавать требуемый долг. Что звезды говорят.

- Ты пришел вовремя, Родион  - (студент вскинул на нее удивленный взгляд) твердым голосом произнесла гадалка.  - Долг этот ты отдавать не будешь, да и мне денег от тебя не нужно. Так звезды говорят. Оставь-ка ты лучше мне эти свои очки.

- Позвольте, подойдут ли вам мои стёкла. Да и невозможно-с, очки нужны мне постоянно, могу  только деньгами-с - дрожащим, но радостным голосом воскликнул Родион.

- Будь так - сказала гадалка, а чуть тише загадочно произнесла - ох, не люблю я этих мнящих себя умниками легавых.

После ухода Родиона гадалка вышла на мостовую, подозвала мальчишку, дала ему записку, объяснила адрес и сказала передать Федор Михалычу. Взглянула в небо, перекрестилась и зашла в дом. В записке была написана одна фраза "Федя, есть интересная история для твоей новой книги"...

А Родион шел окрыленный. Он решился. Сомнения отброшены. Злобная и жадная старушка в его воображении обрастала чудовищными подробностями, становясь уродливым исчадием ада. Очки ослепительно сверкали на лице студента, отражая лучи внезапно выглянувшего петербургского солнца. Родион не видел, да и не мог видеть, как солнечные лучи растопили ледяную прожилку в штукатурке карниза неподалеку от его дома - лед замерз в трещине и зимой отделил штукатурный слой от кирпичной кладки карниза. Сцепление штукатурного слоя с основанием было потеряно, лишь ледяная жилка расклинивала увесистый кусок штукатурки, но она подтаивала по мере приближения Родиона к дому. Все произошло внезапно и закономерно. Неровный край обломка штукатурки, упавшего с высоты третьего этажа, образовал глубокую вмятину в черепе студента, как будто выпуская все злые замыслы в пустоту, очищая его и освобождая томящуюся душу из застенков обуреваемого желаниями тела - смерть наступила мгновенно и без страданий. 

Дворник, причитая и жалуясь на погоду и сосульки, вызвал квартального. Тот в свою очередь частного пристава. Пристав осмотрев место происшествия, сделал описание и вдруг обратил внимание на некий сверкнувший на солнце предмет. Поднял и отряхнул его. Стекла очков треснули, но оправа была цела. Пристав довольно усмехнулся, огляделся вокруг, и не заметив ненужных соглядатаев, быстро сунул оправу в карман. После ухода пристава дворник долго качал головой с уважением "Ишь ты! Слабое сцепление штукатурного слоя с кирпичной кладкой карниза, вследствие локального размораживания участка стены под свесом кровли. Эвона как сказанул. Наука, итить твою мать, прости Господи".

Федор Михалыч допросив гадалку обо всех подробностях открывшейся ей истории замысла Родиона, щедро заплатил ей и с наслаждением сел за стол. Взял перо, некоторое время поколебавшись, решил, что его Раскольников будет без очков, ибо будучи совсем без средств, откуда взял бы он средства на очки. 

А очки Родиона были точь в точь такие - в круглой оправе. Суть конечно не в очках, суть в том, что негативные мысли притягивают негативные последствия. Будем позитивны, друзья!